Delfis

Объявление

Добро пожаловать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Delfis » Фанфики с ограничением NC-17 » Вопросы


Вопросы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Автор: Maiden of the Moon
Название:   Вопросы
Статус:   закончен
Размер:   мини
Жанр:   Романтика, ужасы
Персонажи:   Хроно, Розетта
Рейтинг:   NC-17
Размещение:   Запрещено
Предупреждения: смотрите рейтинг
От автора: Бывали ли у вас такие моменты, после которых вы просто сидите и удивляетесь, откуда появилась вообще эта идея? Одним из подобных явился для меня этот фанфик.  Пожалуйста, помните, что я не считаю, что Хроно на самом деле такой… эм… и что Розетта… гм… ага. И еще одно – Розетта здесь ребенок.
Читайте и комментируйте!
(…И позвольте мне сказать сразу… эм… извините. (в капле))

Дисклеймер:   Не я!
Переводчик: Kaimu
Оригинальное название: Questions
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/2459625/1/Questions

Она все еще помнила первый вопрос, что задала ему – в ночи огня, слушая треск тлеющего дерева, шипение горящих игрушек, поджаривающегося мяса. Дом ее семьи, игрушки ее брата, кожа ее родителей. Пламя странно блестело в ее чрезмерно голубых глазах, золотые волосы были растрепаны, а розовая сорочка – порвана. Ее хватка на плюшевом, с почти выскочившим глазом, медвежонке усилилась, и она протянула палец, чтобы прикоснуться к подарку – старомодным карманным часам, заляпанным чем-то красным.
Затем она заговорила.
- Почему? – Спросила она парня перед собой, тихо и слишком серьезно. – Почему никто не может видеть тебя?
В ответ он улыбнулся, протягивая руку – темно-красные озера теплы и полны доброты. Сдобренный пеплом ветерок прошелестел сквозь поляну, крики пожарников и визг сирен разрывали ночь.
- Возможно, - прошептал он, голосом мелодичным и гладким, словно песня, - потому что они не пытаются увидеть.
Она взяла его за руку.
xXx
- С к-кем…?
Напрягшись, она отвернулась от него и взглянула в сторону говорящего – ее брата. Маленький мальчик запнулся, временно потеряв свой голос, но вскоре храбро сглотнул… задав вопрос, что никто не осмеливался произнести.
- С… с кем ты говоришь?
- … - Она пронзительно уставилась в ответ на бесконечное мгновение… в ее взгляде не было ни счастья, ни теплоты – с трудом верилось, что в одно время их было более чем в достатке. Нет, теперь они были пусты и холодны, жестокие, как горный ветер, что проносился сквозь игровую площадку приюта, где они находились. Не рядом с другими детьми, конечно – как всегда, она присела в углу у забора, в месте, в которое всегда приходила  - несмотря на кажущееся одиночество – чтобы поговорить.
Ее брат терпеливо ждал, пусть его и пробила дрожь. Дрожь, не вызванная холодом.
И, не отвечая еще один долгий момент – вместо этого бросая взгляды в сторону того, кто отнимал большинство ее внимания, она ответила.
- С Ним.
Она никогда не говорила со своим братом вновь.
xXx
- Откуда? – Спросила она одной ночью, прячась в темном углу церкви. Парню рядом с ней было некомфортно в этом месте, но у них не было другого выбора – все их обычные укрытия сегодня будет проверять полиция. Слишком много скелетов животных…
- Откуда ты пришел?
Он держал ее, как всегда – нежно, лаская ее тело в тех местах, что ей было сказано  хранить сокровенными, губы у ее шеи. Они изогнулись в легкой улыбке.
- Из далекого места… - Сказал он мягко и загадочно, сцепляя с ней руки и прижимаясь грудью к спине. – Очень, очень далекого…
- Насколько далекого? – Надавила она, повернув голову так, что их губы почти соприкоснулись. Он, дразня, сократил расстояние, перевернув ее на своих коленях.
- Невероятно далеко. – Его тон был легким и любящим, как всегда, но она могла заметить примесь грусти в нем. Это заставило ее нахмуриться.
И она поцеловала его: жестко и настойчиво, и с языком, как он ее научил. Хотя, это длилось лишь мгновение – любопытство подавило страсть.
- Если оно так далеко, зачем ты пришел? – Выдохнула она, наклонив свою голову так, как, знала она, понравится ему.
Он испустил смешок, приблизившись к ее глотке и легенько куснув, заработав хихиканье и струйку крови.
- Ты.
xXx
- Как? Как?! – Угрюмо пробормотала раздраженная медсестра, явно разочарованная ребенком перед ней. Она принялась натирать маленькие, тощие руки спиртом, чтобы подготовить их для бинтования. – Откуда у тебя эти метки? Ты никогда не бегаешь и не играешь – ты всегда в постели, больна! Как?!
- … - Девочка уставилась на нее убийственным взглядом.
Взглядом, что буквально застудил воздух, заставляя холодать кровь. Когда ее голубые, голубые глаза стали…?
- Не… - проскрипело, прошипело дитя, будто не привыкшее говорить, - не трогай меня… не закрывай меня… не лечи меня… ему это не нравится.
Медсестра моргнула, ее сердце сжалось на мгновение, и затем расслабилась, напомнив себе, с кем имеет дело.
- Дорогая, - начала она второй раз, мягче и нежнее, - я должна тебе помочь. Твои руки – они покрыты царапинами!
- Ему не понравится. - Монотонно пробормотала девочка, уставившись вдаль со странным выражением лица. – Ему не понравится, если ты дотронешься до меня.
- Ты бледна как призрак – ты скоро истощаешь!
- Он заставит тебя заплатить… Я заставлю тебя заплатить.
Женщина внезапно протянула руку, в ужасе широко раскрыв глаза.
- Это следы от укусов…?
- Я СКАЗАЛА НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ!
Вспышка света, рев.
Сирота покинула больничное крыло, спокойно объяснив доктору, почему его медсестра больше не сможет работать.
xXx
- Когда? – Хныкнула она, лежа с ним под звездным небом. Качели скрипели под легкими порывами весеннего воздуха. – Когда мы сможет уйти? Мне здесь не нравится.
Он мурлыкнул у ее плеча, оставляя дорожку поцелуев на ее голом теле. Рука с когтями легла на кулон, что она носила, отсчитывающий время.
Скоро, - пообещал он, - очень скоро. Но не сейчас. Мы не закончили здесь.
- Еще так много дел? – Простонала она, изгибаясь против его пальцев.
Улыбка.
- О да. Очень много. Знаешь, я все еще очень голоден. – Облизав свои длинные, острые резцы, он жадно  взглянул на девушку. – Я голоден… помоги мне.
Она понимающе кивнула, предлагая себя вновь.
- Я всегда буду помогать тебе – пока ты любишь меня.
Поцелуй был ее наградой, пусть не единственной.
- Я буду любить тебя вечно.
- Спасибо.
xXx
- Что?! – Глава приюта чуть не задохнулась от удивления. – Ох! Ты меня напуга… Почему ты не спишь? Уже заполночь!
Девочка просто уставилась на женщину, в левой руке держа одноглазого мишку, а в правой – нож. Как она смогла достать такое оружие в ориентированном на безопасность здании было непостижимой загадкой, но здесь не было ошибки – в ее маленьких пальцах был зажат именно нож. Ее белая сорочка в беспорядке, сияя жутко в фиолетовом мраке.
- Он умирает. – Прямо заявила она, делая шаг вперед в темную, темную комнату. Женщина попробовала найти выключатель, но обнаружила, что ее руки просто не двигались. – Ему нужна помощь… Ему нужно больше силы. Астрал...
- Кто… Что? О чем ты гово…?
Дверь захлопнулась без чьей-либо помощи. Девочка вдруг нависла над кроватью со сверкающими глазами.
Они…!
- Он любит меня.
Хлюпающий всплеск, тошнотворный треск… стук карманных часов, прижатых к сочащейся груди. Захват.
Она слабо улыбнулась, размазывая пару капель черной крови по щеке. Он будет так доволен… Эта мысль заставила ее радоваться.  Она была счастлива, когда он был доволен.
…Почему бы не угодить ему еще?
xXx
Крики были чем-то, от чего она не могла сбежать. Ее мать и отец кричали – проклинали и орали, что она была плохой девочкой, непослушной девочкой, бесполезной девочкой. Ее брат кричал тоже. Он сказал ей, что она была пугающей и больной. Даже ее друзья кричали, слепо кричали о красных метках, красных подтеках.
Теперь кричал мир: крики на дороге, на игровой площадке, в здании, в ее лицо. Она не отвечала на эти крики – она никогда не отвечала. Они толкали ее, в полном отвращении, из стороны в сторону, не желая прикасаться к промокшим пижамам. Пижамам, что больше не были белыми.
Розовый язык выскользнул наружу, чтобы попробовать ее губы. Они были сладкими и солеными, похожими на металл… неудивительно, что ему нравился вкус. Она бросила на него взгляд.
Он грустно улыбнулся в ответ.
Это удивило ее.
- Почему ты выглядишь так грустно? – С заботой спросила она, не замечая визги соседей, вой полицейских машин, шум передатчиков.
Его лоб наморщился.
- Потому что я должен уйти очень, очень далеко.
Глаза расширились, нож и медвежонок упали. Тук тук тук…
- Ч-что? Почему! Я дала тебе то, что тебе было нужно! Множество раз! – Отчаянные руки выстрелили вперед, пробуя передать часы. Он отказался принять их, качая головой.
- Я не могу остаться здесь. – Сказал он тихо, будто это было секретом. Они оба склонились ближе, претендуя на это. – Или они найдут меня.
- Но они не могут тебя видеть! – Возразила она, из уголков ее глаз побежали слезы. Двое огромных мужчин шли к ним, держа в руках блестящие наручники. – Как они найдут тебя?
Он разбито улыбнулся ей, прикасаясь к ее щеке.
- Они заставят тебя сказать.
Мужчины подходили все ближе, пробиваясь к девочке сквозь толпу.
- Ни за что! Я ни за что это не сделаю!
- Они заставят тебя. И я не могу быть рядом, когда это случится.
- Но…
Еще одна слабая улыбка.
- Друзья, подобные мне, всегда быстро исчезают…
- Нет! – В ее горле застрял комок, она схватила его за руку. – Нет, ты не можешь оставить меня! Ты… ты пообещал, что мы уйдем вместе!
Ее глаза раскрылись шире. Глаза, что были влажными и полными ужаса – потом идей.
- Да, да! Возьми меня с собой!
Он не ответил ничего.
Двое взрослых достигли ее, выплевывая слова, что она не могла слышать или понимать… или не хотела слышать или понимать – она не могла сказать, которое. Это не имело значения – она не уделяла им внимания, в любом случае.
- Забери меня с собой, - умоляюще прошептала она, игнорируя мужчин. Им это не понравилось – они схватили ее за руки, отдернув ее от парня. Они были жестокими и грубыми.  Жестокими и грубыми.
Стоило ему увидеть это, парень вновь начал проявлять эмоции – злость. Его глаза вспыхнули и засияли, зубы обнажились. И по его команде, наручники разбились, острые осколки рассекли сетчатки мужчин.
Они тоже начали кричать. Кричать, пока она падала, когда упала у его ног и заплакала. Еще больше людей шли в их направлении…
- Пожалуйста… - Умоляла она, уткнувшись ему в шею, когда он склонился около нее, не способный противостоять этому. Он вернул ей ее медвежонка. Она обняла его, прижимаясь ближе.
- Тебе оно не понравится – это очень, очень далекое место.
- Понравится, если я буду с тобой.
Он поджал губы, глядя ей прямо в глаза.
- Ты уверена?
Она кивнула,… прежде чем поцеловать его. И в это время она почувствовала что-то жесткое и холодное, смыкающееся на ее сердце, сжимающее его – туже и туже и туже… Но она не присоединилась к крикам.
Потом они исчезли.
xXx
Выдержка из полицейского отчета №3489235. Приют Седьмого Колокола, множественное убийство/суицид.
Розетта Кристофер, возраста 12 лет, была найдена мертвой в 2:34 утра 27 июня 2005 года, через несколько минут после признания в ней убийцы 14 сирот и прислуги. Власти поначалу были неуверенны в том, как она умерла, поскольку она все время находилась на виду (Они утверждают, что она просто упала и больше не подавала признаков жизни. См. страницу 9) Идей о причинах массового убийства у них так же нет. Многие выжившие предположили сумасшествие, дав идентичные показания, касающихся ежедневных разговоров Розетты с кем-то, кто на самом деле не существовал. С той же самой персоной, предполагают они, она говорила в рассматриваемую ночь. (Множественные свидетельства  в пользу этого случая. См. страницы 11-15) Возможно самые значимые показания дал младший брат девочки, Джошуа Кристофер, один из немногих пощаженных в бойне. «Она делала одно и тоже на игровой площадке. Она сидела и разговаривала с Ним часами.» На вопрос, знал ли он что-то про «Него», он не смог ответить ничего точного, но упомянул, что миссис Джейн, покойная владелица приюта, окрестила «его» воображаемым другом Розетты. Но все же, изучающие дело эксперты верят, что здесь скрывается что-то большее: возможно Розетта страдала от невыявленного приступа шизофрении. Стоит также отметить, что она могла быть подвержена значительному психологическому (как и физическому, если учитывать отметки на ее теле. См. приложенные фотографии 27-32) воздействию. Но ни одна из этих возможностей не поможет объяснить, почему глаза девочки, которые бесчисленные разы были названы голубыми, несомненно темно-красного цвета, и почему на ее лице явно видна улыбка. Некоторые предположили, что причиной является ее намеренная смерть, и избежание наказания. Да, спорят другие, как это могло быть – поскольку вскрытие показало, что ее сердце буквально взорвалось?

0

2

%-) М-дэ...
Но было определённо интересно...
Хорошо хоть хентай не переводишь по Крестовому походу ^^

Отредактировано Алфира Найтмэир (2011-01-28 19:27:17)

0


Вы здесь » Delfis » Фанфики с ограничением NC-17 » Вопросы


Создать форум ©